Великий князь Кирилл Владимирович

(30 сентября [12 октября] 1876, Царское село — 12 октября 1938, Париж)
Великий князь, российский военный деятель, контр-адмирал Свиты (1915). Старший сын великого князя Владимира Александровича и великой княгини Марии Павловны. Внук императора Александра II. Двоюродный брат императора Николая II. Отец великого князя Владимира Кирилловича.

Окончил Морской кадетский корпус, в 1896 году в чине мичмана начал службу на кораблях ВМФ. Участник Русско-японской войны 1904–1905 гг. В 1909–1912 годах служил на крейсере «Олег», последний год — командиром. С 1913 года — в Гвардейском экипаже, а с 1914 года, с началом Первой мировой войны, продолжил службу в штабе верховного главнокомандующего. С 1915 года — командир Гвардейского экипажа.

Во время февральских событий 1917 года в Петрограде во главе вверенного ему Гвардейского Флотского экипажа прибыл в здание Государственной думы и объявил о своей поддержке новой власти. «Биржевые ведомости»: «1 марта в 4 часа 15 минут вТаврический
дворец приехал Великий князь Кирилл Владимирович…Обратившись к председателю Государственной думы М.В. Родзянко, Великий князь заявил: «Имею честь явиться к вашему высокопревосходительству. Я нахожусь в вашем распоряжении, как и весь народ. Я желаю блага России. Сегодня утром я обратился ко всем солдатам Гвардейского экипажа, разъяснил им значение происходящих событий и теперь могу заявить, что весь Гвардейский флотский экипаж в полном распоряжении Государственной думы». Слова Великого князя были покрыты криками «ура»».

В июне 1917 года уехал в Финляндию, затем жил в Швейцарии, Германии и Франции. После смерти Николая II и великого князя Михаила Александровича остался прямым наследником императорского престола. В 1922 году провозгласил себя блюстителем престола, а в 1924 году — императором Всероссийским Кириллом I, с чем не согласилась часть Императорской семьи, в том числе вдовствующая императрица Мария Фёдоровна.
«Летопись войны с Японией». Еженедельный иллюстрированный журнал. 1904–1905 гг.
В Русско-японскую войну 1904–1905 гг. — начальник военно-морского отдела штаба командующего флотом в Тихом океане вице-адмирала С. О. Макарова. Прибыл в Порт-Артур 3 марта 1904 года. 31 марта 1904 года, когда броненосец «Петропавловск» подорвался на японской мине и пошел ко дну, унеся жизни вице-адмирала Макарова, художника-баталиста В. В. Верещагина и нескольких сотен русских моряков,
Кирилл Владимирович стал одним из немногих спасшихся. Из более чем 700 человек, находившихся на «Петропавловске», выжить удалось лишь 80-ти, включая Кирилла Владимировича. Ранен не был. Вечером 31 марта 1904 года на поезде покинул Порт-Артур. Позже был награждён золотым оружием с надписью «За храбрость».
Великий князь Кирилл Владимирович выехал на Дальний Восток 14 февраля 1904 года. В ночь на 25 февраля проследовал через Иркутск, в тот же день в 7 ч. 30 мин. он прибыл на станцию Байкал. Пересёк озеро в парадных санях по ледовой дороге в сопровождении генерал-губернатора Иркутска. На ст. Середина великий князь был пересажен в тройку со свежими лошадьми. В Танхое ему предоставили салон-вагон КВЖД.

В апреле 1904 г. Кирилл Владимирович возвращался в Петербург. Первоначально предполагалось, что он сделает длительную остановку в Чите или Верхнеудинске и будет ждать, когда начнут совершать рейсы байкальские ледоколы. Однако, имея иные планы, 11 апреля великий князь уже ночевал в Танхое.

Когда в Управлении Забайкальской железной дороги стало известно, что великий князь поедет через Байкал по льду на лошадях, из Иркутска немедленно была отправлена телеграмма, чтобы он не выезжал раньше 8 часов утра. В ней указывалось, что начальник дороги лично проверит крепость льда на всей трассе. И действительно, был тщательно проверен весь гужевой тракт. На каждую вторую версту поставили сторожа. Все дорожные мастера и рабочие более тщательно просмотрели свои участки. Для встречи Кирилла Владимировича и препровождения его через Байкал в Танхой приехал начальник Забайкальской железной дороги Свентицкий. В Танхое для великого князя были выделены три лучшие тройки лошадей с устланными коврами санями, на которых он и выехал в 7 час. 30 мин. На ст. Байкал к его приезду был подготовлен специальный состав.

Великий князь Кирилл Владимирович — ав­тор вос­по­ми­на­ний «Моя жизнь на служ­бе Рос­сии» (впер­вые из­да­ны в 1939 на английском языке в Лон­до­не под названием «My life in Russia's service – then and now»; в Рос­сии не­од­но­крат­но пе­ре­из­да­ва­лись в 1990–2000-х гг.).














Изображение:
Вид части железнодорожного полотна от станции Танхой к станции Кедрово
(альбом «Поездка министра путей сообщения 5 апреля – 18 июня 1904 г.»)

Фрагмент книги
«Моя жизнь на служ­бе Рос­сии»
(воспоминания великого князя Кирилла Владимировича)
«На следующий день я сел в транссибирский экспресс, направлявшийся в Порт-Артур. <...> Началось очень скучное путешествие по однообразной местности, за исключением нескольких эпизодов на Урале и в районе озера Байкал, скорее напоминающего море; местные жители его так и называют — Байкальское море. Мы проезжали маленькие станции, где поезд стоял часами, потому что трасса, в то время одноколейная, была до крайности перегружена идущими на восток воинскими эшелонами. Нас задерживали на запасных путях, и всякий раз, когда мы останавливались, к моему вагону подходили делегации, чтобы пожелать мне удачи и выразить верноподданнические чувства. Я еще не знал, как сильно буду нуждаться в этих добрых напутствиях.

Наш экспресс ни в чем не уступал американским поездам, в которых путешествуют по другую сторону Тихого океана. Он был комфортабельным, хорошо отапливался, а кухня и вино заслуживали всяческих похвал. Мы вкусно ели и много спали. Со мной были адъютант Кубе и матрос-денщик Иванов. В поезде находились и другие офицеры. Иногда мы пировали, чтобы скоротать время. Мимо мелькали маленькие станции с толпами людей, стоявших на платформах и приветствовавших нас. Они знали, что я в поезде и направляюсь в самое пекло, чтобы разделить участь других, и явно одобряли это.

Так тянулось наше путешествие, пока мы не достигли Иркутска и озера Байкал. В то время отрезок Транссибирской железной дороги, который теперь идет вдоль берегов озера, еще не был построен. Его закончили в 1905 году, причем большую часть пути пришлось прокладывать сквозь скалы. Эта дорога первенствует среди русских железных дорог по количеству тоннелей, являясь образцом строительного искусства.

Озеро было полностью покрыто льдом, и мы быстро преодолели почти половину пути на быстрой тройке сильных маленьких сибирских лошадок в сопровождении генерал-губернатора Иркутска. Здесь находился временный трактир, где мы ненадолго остановились, чтобы перекусить и немного согреться водкой. Стояла довольно мягкая для Сибири зима.

Чтобы ускорить переброску войск, министерством путей сообщения прямо по льду была проложена железная дорога. Наш поезд из нескольких вагонов тащили лошади, ибо, хотя озеро сильно замерзло, пустить паровоз по льду было небезопасно. Я испытывал странное ощущение, переезжая в железнодорожном вагоне через озеро, которое славится своей огромной глубиной. На другом берегу я пересел в поезд Маньчжурского стального участка Транссибирской дороги где мне предоставили специальный вагон с маленькой кухней, так как по непонятным причинам в поезде не было вагона-ресторана и пассажирам приходилось обедать в станционных ресторанах.»